Как постичь Россию

Story in English, Оповідь українською

Иллюстрации Андрия Ермолэнко

Использовано с разрешения издательства

“А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА

“Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его. Мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих; мы не содействовали прогрессу человеческого духа, и всё, что мы позаимствовали от этого прогресса, мы исказили. С самого начала нашего общественного существования мы ничего не сделали для общего блага человечества; ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей родины; ни одна великая истина не вышла из нашей среды; мы не позаботились ничего выдумать сами, а из того, что выдумали другие, мы перенимали только обманчивые концепты и бесполезную роскошь”.

— Пётр Яковлевич Чаадаев, “Философические письма об истории” из книги “Российская интеллектуальная история: антология”, Марк Раев, Колумбийский университет.

Сейчас, если мы намереваемся восстановить мир и безопасность, понимание России важно как никогда.  Объективная и честная оценка российской истории очень важна для каждого, кто хочет, или не хочет, иметь дело с Россией. Это значит, что нужно признать присущую ей многовековую агрессию по отношению к соседям, презрение либеральной демократии и основы расистского империализма. Для того, чтобы прийти к такому пониманию, следует взглянуть на Россию глазами тех, кто ее наблюдал.

Книга под названием Понять Россию, свидетельские показания: от Геродота до Кюстина была составлена Александром Палием и издана украинским издательством А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА в 2020 году. Книгу можно приобрести тут. Перевод данной книги на английский язык ожидается осенью 2022 года.

Книга представляет собой свидетельства очевидцев различных эпох: послов, членов дипломатических миссий, офицеров и торговцев, о стране, которая сегодня зовётся Россией. Российские цензоры не желали, чтобы подобные показания стали публичными. Переводы этих документов часто намеренно искажались российскими переводчиками, а некоторые значительные работы, цитируемые в книге, никогда не публиковались в России.

Одна из глав книги — это компиляция выдержек из трактата Джайлса Флетчера О Государстве Российском, или образ правления российского императора, опубликованного в 1591 году. Джайлс Флетчер Старший (1548 – 1611) — английский поэт и дипломат, член английского парламента. В 1588 г. его назначили послом в Москву, дабы восстановить торговый договор с Фёдором І Ивановичем. Перевод на украинский язык, содержащийся в книге, составленной Александром Палием, сайт Arc.UA перепечатал с разрешения издательства. (Перевод на английский язык был осовременен для наших читателей).

Читая подобные вещи сегодня, в 2022 году, после военных преступлений со стороны России, совершенных в Буче, Ирпине, Мариуполе, Мотыжине и других украинских городах, посёлках и сёлах, которые пережили российскую оккупацию, сложно не заключить, что в концепции русского мира мало что изменилось.

“О Государстве Российском”, 1591 г.

Д-р. Джайлс Флетчер,

посол Англии в Московии в 1588-1589 гг.

Иван Васильевич, отец нынешнего правителя (царя), имел привычку хвастаться, что предки их рода не россияне, так, будто пренебрегал быть россиянином по крови. Очевидным это стало после того, что он сказал одному англичанину — своему ювелиру. Царь велел внимательно следить за весом слитков, которые отдал для изготовления блюда. Россияне мои — все воры, — сказал он. После услышанного, ремесленник взглянул на самодержца и улыбнулся. Царь, будучи человеком сообразительным, приказал ему объяснить, отчего тот улыбается.

Раз Ваше Величество просит, — сказал ювелир, — то я Вам скажу. Ваше превосходительство изволило сказать, что россияне все воры, но Вы забыли, что сами будете россиянином.

Я так и подумал, — ответил царь. Только ты ошибаешься: я не россиянин, предки мои были немцами.

Россияне верили, что венгры —часть германского народа, хотя происходят они от гуннов, которые вторглись и поселились на той части Паннонии, называемой сегодня Венгрией.

Московский образ правления схож с турецким, которому они пытаются подражать, в пределах своих политических возможностей и финансового потенциала страны.

Государство и форма правления у них явно тиранические: всё делается ради выгоды правителя.

Дворянство наделено несправедливой и непомерной свободой повелевать простолюдинами, либо низшими классами, угнетать их во всех частях царства, где бы то ни было, особенно в местах, где они имеют землю или назначены царём управлять. Простолюдины наделены малой уступкой передавать свои земли любому сыну, либо разделять их равно меж всеми наследниками мужского пола, распоряжаться своими благами путём дарения либо завещать согласно своей воле. Тем не менее оба класса, простолюдины и дворянство, в плане имущества, всего лишь хранители царской казны, ведь в конце концов, всё, добытое ими, оказывается в сундуках царя, приумножая его сокровищницу.

Будь то закон или общественный порядок, касающийся государственных дел, —всё определяется еще до публичного собрания или созыва совета. Помимо Думы, царь ни от кого не принимает советов относительно решений, принятых заранее, но в порядке исключения, это могут делать некоторые епископы, настоятели и монахи. Подобное делается только лишь для того, чтобы воспользоваться предрассудками народа (всегда лишь во вред ему), который считает священным и справедливым всё что угодно, сделанное с согласия епископов и духовенства.

Во-вторых, ни одна, высокая или низкая, государственная либо судебная должность по наследству не передается. Наоборот, назначение на пост совершается от имени царя, так что даже дьяки в важных городах выбраны лично им.

Судьи так ограничены, что не смеют принимать любые решения по важным делам самостоятельно, а должны отправлять их в Москву, в Думу. Чтобы показать своё всевластье над подданными, покойный царь Иван Васильевич, во время прогулок или поездок, приказывал рубить головы всем, чьи лица покажутся ему неприятными, либо тем, кто посмотрит на него неподобающе. Приказ исполняли немедля, и головы падали перед ним.

В-третьих, приказав отобрать все наследство и земли у знати, лишив их практически всех привилегий, оставив лишь имена, царь наделил дворянство другими землями (поместными, как их называют тут), право на владение которыми зависит только от его воли. А владения те лежат очень далеко, на других концах страны. Так царь отослал дворян в те области, где они не могли бы пользоваться поддержкой или авторитетом, ведь не были местными либо известными в тех краях. Такой подход ограничивал эти семьи от усиления и возобновления влияния: многим из их наследников было запрещено жениться, так что их род умирал вместе с ними. Другие были отосланы в Сибирь, Казань и Астрахань, под предлогом службы, где были убиты либо брошены в темницу. Некоторые из них были заключены в монастырях и пострижены в монахи, под предлогом добровольного ухода, на самом же деле их принуждали и страшили обвинениями в преступлениях. За ними наблюдает специальная стража или монахи (чья жизнь зависит от предотвращения побегов), не остается никакой надежды, кроме как доживать жизнь в заключении. Большинство этих людей принадлежали к высшему дворянству.

Существует три класса дворянства: удельные князья, бояре (богатые землевладельцы) и воеводы (местные губернаторы) — к их фамилиям добавляется окончание «-вич», как например Борис Фёдорович. Подобное считается честью, на которую у остальных нет прав.

Угнетение и рабство очевидны и так значительны, что удивляешься, как знать и простолюдины допустили такое по отношению к себе несмотря на то, что имели некоторые возможности избежать и противиться подобному. Столь же поразительно, как цари, так крепко узурпировавшие престол, могут довольствоваться подобным правлением, являющимся несправедливым и репрессивным, по отношению к подданным, и при этом исповедовать веру христианскую.

Всё это демонстрирует как тяжело изменить положение государства Российского, в сегодняшних обстоятельствах. Во-первых, нет никого во дворянстве, кто возглавит остальных. Управители четырёх частей государства, называемых приказами (четвертями) или тетрархиями, были не дворянами, а дьяками (клириками) по происхождению, должность им предоставлял царь. Они полностью зависели от его воли и служили исключительно ему. Князья, управляющие под их началом, люди значительные лишь по титулу, ни по силе, ни по должной власти, важные доколе занимают свои должности. Они не получают поддержки, но скорее ненависть, со стороны народа, который видит, что поставлены те не так для соблюдения справедливости, как для угнетения и сдирания с одного вола шкуры круглый год. К тому же, власть и права их разделены на много маленьких частей, так как есть несколько подобных им в каждой большой области, а время назначения на должность слишком коротко. Не остается у них шансов укрепиться, осуществить распоряжение или попытаться исполнить что-то новое, даже если сами того захотят. Касательно простолюдинов, помимо нехватки оружия и боевого опыта (от которого их отстраняют намерено), они ограблены вдвойне: у них забирают жизненную силу и деньги. Иногда это делают под видом некоторой услуги для общей защиты, а иногда без какого-либо оправдания необходимостью для государства или царя. Так что, не имеет значения: дворянство или простолюдины — никто не в состоянии решиться на нововведение, пока царская армия (численностью минимум в 8000 человек, с постоянным доходом) повинуется царю и текущему ходу вещей. Такая позиция, кажется, стала неотъемлемым качеством солдата, как и наслаждение от вольного причинения вреда и убытка простолюдинам. Солдатам разрешается делать подобное умышленно, от того они и поддерживают текущее состояние вещей. Не существует страха тайного сговора между солдатами и простолюдинами, так как их цели различны, даже противоположны. Такое безысходное положение дел в государстве заставляет большинство людей ожидать иностранного вторжения, ведь, предположительно, что только так они избавятся от тяжелого ярма тирании.

Кабак (таверна) есть в каждом городке царства, там продают водку (называемую российским вином), медовуху, пиво и многое другое. Царь облагает их податями, составляющими огромные суммы: некоторые платят по 800, некоторые по 900, кто-то по 1000, по 2000 или 3000 рублей в год. Помимо пошлого и бесчестного пути наполнения казны, такие места славятся гнусными преступлениями. Нищие трудяги и ремесленники часто просаживают там всё, вынося у жён и детей. Некоторые оставляют 20, 30, 40 и больше рублей в кабаках, напиваются, пока не потратят всё. Они делают это, по словам, в честь господаря (хозяина) или царя. Здесь можно увидеть многих людей, пропивших всё, включая одежду, уходящих голышом (их называют нагими). Пока люди сидят в кабаках, никто не в праве их оттуда вызвать, ведь это навредит царским доходам.

Для демонстрации своей авторитарности во время сбора податей, цари используют простые, но любопытные уловки. Есть один случай, с Иваном Васильевичем, отцом царя. Он отправил людей в Пермь за несколькими грузами кедра, зная, что это дерево там не растет. Когда же жители возвратились и сказали, что не нашли ничего, царь потребовал взыскать с них 12000 рублей, за то, что те якобы скрыли сырье. В другой раз, он послал людей в Москву, добыть ему колпак (шапку) живых блох для лекарства. Они заявили царю о невозможности предприятия, ведь даже в том случае, если они добудут много блох, то шапку наполнить не смогут, так как блохи выскочат. За подобное царь взыскал или выбил с них 7000 рублей.

Подобными изворотами, взыскал царь 30000 рублей со своих дворян, так как те пошли охотиться на зайцев, не поймали ни одного, а государь вздумал, что они сами всю дичь вытравили и убили. А знать немедля (как было принято) стянула мзду с мужиков (крестьян) или простолюдинов.

Хотя подобное вымогательство у бедных подданных без любой благой причины и выглядит странно, но оно соответствует качествам сих царей и ничтожному повиновению этой жалкой страны.

Они порабощены не только царём, но и государственной знатью с дворянами, которые сами как рабы с недавних пор. Последнее часто заметно в апелляциях и других письмах к кому-либо из дворянства или старших должностных лиц, где они сами называются и подписываются как холопы – рабы или челядь. В подобной манере придворные величают себя рабами государя. Честно говоря, нет слуги или раба, который бы более страшился своего хозяина и был так угнетен, как простолюдин в этих краях.  Это касается не только царя, но и его придворных, управляющих и солдат. Если простой мужик встретит кого из них на пути, то должен отвернуться, будто не смеет смотреть им в лицо, упасть ничком и бить челом об землю, подобно тому, как кланяется перед изображением своих святых.

Вы можете увидеть тут много покинутых деревней и поселков, в полмили или милю длинной. Люди вынуждены были бежать оттуда в другие места из-за грубого и жестокого отношения к ним. По пути в Москву, между Вологдой и Ярославлем (между ними примерно 180 верст, так тут называют чуть больше ста английских миль) вы проедете минимум 50 погостов или сел, в полмили, или в милю длинной, пустынных и заброшенных. Такая картина наблюдается и в других частях царства (со слов тех, кто путешествовал этой страной более, чем время и случай позволили мне).

Георг Брессляйн. “Русские зверства в Ливонии”. Гравюра на дереве. 1561 г.
Текст над изображением: “Весьма мерзкие, ужасные, до сих пор неслыханные правдивые новые вести о том, что творят московиты с пленными христианами Ливонии, мужчинами и женщинами, девочками и детьми, и какой ущерб ежедневно наносят им в их стране. Указано, в чем великая опасность и нужда ливонцев. Всем христианам во предостережения и усовершенствования их греховной жизни писано из Ливонии и напечатано”.

Колоссальный гнет бедняков-простолюдинов лишает их решимости заниматься собственными сделками: ведь чем больше они имеют, тем большей опасности себя поддают, не только касательно имущества, но и жизни.  Если они имеют что-либо, то скрывают наилучшим образом: отдают в монастыри, прячут в земле или в лесах, будто люди, испуганные нашествием чужаков. Страх этот заметен, когда ты видишь, как кто-либо пугается боярина или дворянина, узнавшего о вероятной продаже какого-нибудь товара. Я видел их, раскладывающих товар — меха и разное другое, — оглядывающихся за спину и на каждую дверь, как делают люди, боящиеся неожиданного нападения врага. Когда я спросил их о причинах такого поведения, то узнал, что боятся они царского придворного или сына боярина, который, под видом посетителя, придет и заберет у них товар силой.

Подобное заставляет людей (в ином случае закаленных любым видом работы) искать утешения в праздности и выпивке, и заботиться лишь о дневном выживании. Как следствие, товары из России (как говорилось ранее), такие как воск, сало, шкуры, лён, конопля и многое другое, производятся и отправляются за границу в меньшем количестве, нежели ранее, ведь люди, угнетенные и лишенные всего что имели, потеряли любой интерес к работе.

В основном, что касается других качеств простолюдинов, прослеживается некая склонности к искусству (это проявляется в естественной сноровке детей и взрослых), они не отличаются в ремеслах, еще меньше в науках и литературе, от которых их устраняют так же, как и от военной практики. Делается это для того, чтобы держать их в рабском положении, как происходит сейчас, дабы они не имели причин и сил для нововведения. Из тех же соображений, им запрещают путешествовать заграницу, потому не знают и не видят они нравов других стран. Вы редко можете видеть российских путешественников, разве только тех, кто сбежал из страны, либо прибыл с посольством. Сбежать отсюда сложно, границы охраняют внимательно, а наказанием за побег, в случае поимки, является смертная казнь и конфискация всего имущества. Мало кто учиться писать да читать. По схожим причинам, мало кому из цивилизованных стран позволено посещать это царство, лишь в целях торговли, для сбыта сырья или приобретения заграничных товаров.

Если кто убьет собственного слугу, вовсе никак не отвечает за свой поступок по одной причине: над убитым холопом (слугой или крепостным), хозяин имеет полную власть. Наибольшим наказанием за такой поступок, может стать выплата небольшого штрафа царю, а если виновник богач, то дело скорее обстоит с его кошельком, чем со справедливостью. У них нет писаных законов, кроме как маленькой книжечки, содержащей порядок заседания и судебного процесса, судебной формы и обстоятельств. Но нет никаких указаний суду, чтобы определять дело правым или ошибочным. Единственный закон — закон устный: воля царя, судей и чиновников. Подобное демонстрирует никчемное положение бедняков, которые вынуждены признавать блюстителями своих прав и поборниками справедливости тех, против чьей несправедливости и угнетения не помешало бы вооружиться многими правильными и мощными законами.

Если бы российский солдат так же усердно исполнял свои обязанности, как терпит нищету и тяжелый труд, или, в противном случае, подходил и был хорошо подготовлен к войне, так же как безразличен к лишениям и недоеданию, то был бы куда лучше наших солдат. Сейчас же он куда менее смел и не так хорош в исполнении своих воинских обязанностей. С одной стороны, это зависит от его рабского положения, которое не позволяет развить такие качества, как смелость и отвага, а с другой, из-за отсутствия надежды на почести и награды, что бы он не совершил.

Московский царь рассчитывает более на численность своих солдат, чем на их мужество или дисциплину внутри войска. Солдаты маршируют (или их ведут) без какого-либо порядка, кроме того, что четыре полка, или легиона, на которые делится войско, находятся каждый под своим флагом. Так толкают они друг друга в спешке, руководимые своим генералом.

Российский солдат, на наш взгляд, лучше обороняется внутри замка или города, чем бьется в открытом поле. Подобное замечено во всех войнах, а именно, при осаде Пскова. Тогда россияне отразили польского короля Стефана Батория с армией в 100000 человек, которого разбили до конца блокады и уничтожили многих из его лучших капитанов и солдат. В открытом же поле, поляки и шведы всегда брали верх над россиянами.

Далее должно быть сказано о правлении российского царя, где бы то ни было, в унаследованных или завоеванных странах. Во-первых, у населения забирают оружие и другие средства защиты, не позволяя никому владеть ими, кроме как боярам. Во-вторых, народ длительно грабят, забирая все деньги и вещи, пока не остается у них ничего, кроме тел и жизней. В-третьих, царь распределяет и разрывает свои территории на маленькие части с отдельным правительством, так что никто из них не имеет достаточно владений, дабы усилиться, будь то даже иными способами. В-четвертых, области управляются людьми незначительными, а в местах, где они должны править их считают беспомощными и пришлыми. В-пятых, царь обычно сменяет своих наместников раз в год, от того они не сближаются с людьми и, если их удел находится у границы, не заводят знакомств со врагами. В-шестых, он назначает править в одно и то же место людей враждующих, чтобы они контролировали друг друга. Например, князья и дьяки, которые завидуют друг другу и соперничают, не дают поводов для того, дабы бояться их сотрудничества. Таким путём, царь узнает обо всех злоупотреблениях. В-седьмых, он часто посылает в каждую область тайных посланцев, пользующихся его особым доверием, и там они наблюдают за всеми события и всяким неладным. Ясно, что никто не знает, когда те прибудут.

Николай Неврев. Опричники. Масло, холст. 1890-е гг.
Изображено убийство боярина И.Фёдорова, которого Иван Грозный заставил облачиться в царские одежды и сесть на трон, уклонился ему и сам зарезал.

Когда крымский хан сжег город, насладился зрелищем яркого огня и воротился домой со своим войском, он, как мне рассказали, послал российскому царю нож, чтобы тот в муках зарезал себя по причине такой потери и отчаянного положения, ведь не смел встретить врага в поле и довериться своим друзьям или подданным дома.

Перечислим далее полководцев и начальников здешних войск, исходя из названий и ступеней: во-первых, великий воевода — главный военачальник или генерал-лейтенант, подчиняемый царю. Обычно, его выбирают среди одного из четырех главных аристократических родов государства. Выбирают его не от того, что храбр или управляется в военном искусстве, а потому что пользуется особым уважением и любим солдатами только по причине происхождения. Они даже утруждаются, дабы два таких качества — происхождение и власть — не соединялись в одном человеке, особливо если тот умен или способен к политике.

Основная причина длительной вражды между россиянами и крымчанами –претензии, заявленные татарами, на некоторые приграничные земли, которыми владеют россияне. Татары утверждают, что помимо Астрахани и Казани (давних владений восточных татар), вся страна, от ее границ на север и запад до Москвы, включая ее, принадлежит им. Такие заявления выглядят справедливо, ведь, по словам самих россиян, ранее российский царь в знак специального уважения должен был исполнять специальный обряд перед крымским ханом. Российский царь должен был стоять возле лошади, с сидящим на ней ханом, и кормить животное овсом из царской шапки. Всё это происходило в московском Кремле. Эти события имели место быть до правления Василия ІІІ Ивановича, деда нынешного царя. Он ошарашил крымского хана с помощью проделки одного из своих дворян, Ивана Дмитриевича Бельского, и с радостью предпринял такое, что обряд был заменен на дань в виде мехов. Подобные платы были полностью отменены отцом нынешнего царя.

Татары кружились у границ, как дикие гуси, вторгаясь и забирая всё на своём пути, желая попасть в те места, где видели много добычи. В рукопашном бою, когда дело подходит к основной битве, они сноровистее россиян, так как ожесточенные по природе своей, они стали упорнее и кровожаднее по причине длительных воен. Татары не ведают никакой мирной гражданской деятельности.Тем не менее, татары хитрее, чем может показаться из-за их варварского образа жизни. Непрерывно захватывая и грабя соседей, граничащих с ними, татары умны и находчивы в разработке стратегий, для собственного преимущества. Они показали это, к примеру, в войне с Белой ІV, когда с 500000 воинством разбили его и добыли большую победу. Убив королевского канцлера, Николая Шиника, они нашли у него личную королевскую печать. Татары использовали свою находку, чтобы отправить поддельные письма от имени короля в города и поселки, возле которых происходила битва. Письма содержали указания для местных жителей, дабы те не оставляли свои дома и не выносили вещи, не опасались и не покидали страну во владение таким жестоким и диким врагам, как татары. Для этого они заставили нескольких пленников написать письма на польском языке, поставили в них королевскую печать и разослали во все части Венгрии, близлежащие к месту брани. Тогда венгры, будучи готовы бежать со своими пожитками, жёнами и детьми под действием слухов о поражении короля, нашли утешение в этих письмах и остались дома. Так они стали добычей татар, внезапно напавших на них в большом количестве и захвативших их.

Когда татары осаждают город или крепость, то всегда начинают вести долгие переговоры и посылают льстивые письма, чтобы склонить жителей к капитуляции, обещают им всё что те захотят. Но как только татары завладевают местностью, то становятся агрессивными и жестокими. Они входят в бой не легкомысленно, но всегда устраивают засады. Вступая в легкую перебранку, они немедленно отступают, будто страшатся, втягивая врага в ловушку. Россияне, зная о таких трюках, осторожничают. Когда татары нападают небольшой армией, то садят на коней чучела в виде людей, чтобы войско казалось большим. Определив врага, они бросаются в бой, громко крича и скандируя в унисон: “Олла Билла! Олла Билла” (Бог в помощь! Бог в помощь!). Презирают они смерть настолько, что выберут скорее смерть, чем уступят врагу, а разбитые грызут оружие, если не могут более сражаться или помочь себе. При этом, существует различие между татарами, отчаянно смелыми, и россиянами либо турками. Российский солдат, отступая, видит свое спасение только в скорейшем бегстве. Когда же его захватит враг, то не защищает себя и не просит сберечь жизни, ибо уверен, что должен умереть. Турки, обычно, потеряв последнюю надежду на спасение, умоляют сохранить жизнь, бросают оружие, простирают руки, поднимая их, будто те связаны, в надежде спастись в качестве раба.

Разные татарские народы живут на границах с Россией, как-то ногайцы, черемисы (марийцы), мордва, черкесы, шалканы, которые отличны от крымских татар более по имени, нежели по управлению или чему-нибудь другому. Разнятся, разве что, черкесы, которые на северо-западе граничат с Литвой, и являются более цивилизованными, нежели остальные татары. Они гораздо привлекательнее, имеют благородные обычаи, которые заимствуют у поляков. Некоторые из них считают себя подданными польского короля и исповедуют христианство. Ногайцы живут на востоке и считаются лучшими воинами среди татар, но жесточе и безжалостнее других. Они часто беспокоили российских царей, которые довольствуются нынче миром, купленным годовой данью российских товаров вождям ногайских племен — мурзам или дивей-мурзам. За это ногайцы обязаны на определенных условиях служить царю во время войн. Поговаривают, что они честны и справедливы в своих поступках, потому ненавидят россиян, которых считают хитрыми и бесчестными. Ногайский народ не желает заключать соглашений с россиянами, но их мурзы, или князья, принуждают его к этому ради дани.

Мордовские татары считаются самыми грубыми и дикими, их обычаи и странный быт отличаются от остальных. Касательно религии, они хоть и признают единого бога, но почитают как божество первую попавшуюся с утра живность, поклоняются ей весь день, не важно лошадь ли это, собака, кот или кто-нибудь еще.

Пермяков считают народностью давней, но сейчас они подчинены России. Они живут охотой и продажей шкур, подобно самоедам, живущим вдоль берегов Северного Моря. Самоедами, по словам россиян, их зовут за “само-едение”, ведь в былые времена, они были каннибалами и ели друг друга. Возможно, это и правда, ведь даже сегодня они поедают любое сырое мясо, включая падаль. Сами же самоеды утверждают, что являются коренным народом, обитавшим на том же «самом» месте и никогда не покидали свою землю, как многие другие народы, делающие подобное. Сегодня они подчинены российскому царю. Я говорил с некоторыми из них, и узнал, что ведают они одного бога, однако проявляющегося в нужных им в пользовании предметах. Так поклоняются они солнцу, оленю, лосю и подобному.

Российские священники, тёмные во всех видах знания, всеми путями препятствуют распространению образования, ибо боятся, что обнаружится их невежество и бесчестие. В конце концов, они убедили царей, что учение порождает инновации и опасные для власти знания могут взбудоражить царство. В целом, они правы, ведь человеку разумному и понимающему, окрыленному знаниями и вольным образованием, тяжелее стерпеть тиранию. Несколько лет назад, во время правления другого царя, из Польши привезли станок и литеры, основали печатный дом по разрешению суверена и в его удовольствие. Но вскоре, печатня сгорела дотла, а с нею станок и литеры. Считают, что духовенство приложило к этому руку.

В большинстве своём россияне неповоротливы и бездейственны. Частично виной тому может быть климат, сонливость из-за холодной зимы, а частично — рацион. Две крайности, особенно зимой, когда жарко в домах и холодно на улице, вместе с рационом, предают человеческим лицам чёрный и болезненный цвет, ведь кожа темнеет и становится сухой от мороза и жара, особенно у женщин, чей цвет лица обычно хуже, нежели у мужчин. На мой взгляд, причина кроется в том, что они часто сидят в жарких светлицах, топят бани и парятся. Россияне, привыкшие к этим двум противоположностям, жару и холоду, переносит их легче иностранцев. Часто можно увидеть, как они, для укрепления тела, выбегают из бани в мыльной пене, в пару, как поросята на вертеле, и прыгают голыми в реку, либо обливаются ледяной водой, даже в самую холодную зиму. Женщины, дабы скрыть свой цвет лица, так ярко красятся белилами и румянами, что это всем заметно. Никто не обращает на это внимания, ведь таков обычай, а мужчинам такое не только нравится, но они сами позволяют своим жёнам и дочерям приобретать белила и румяна, а также радуются тому, как превращаются их страшные женщины в красивые картинки. От красок морщится кожа и становится еще уродливее, когда их смывают.

Илья Репин. Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года. Масло, холст. 1883 – 1885 гг.

Касательно качеств и другого поведения россиян, то имеют они хорошие умственные способности, но нет у них возможностей, как у других народов, развивать свои таланты в учёбе и науке, которые, по правде, могли бы позаимствовать у поляков, или других соседей, что делать отказываются в виду своей гордыни, и веры, что свои традиции самые лучшие. Отчасти, как я заметил ранее, причиной тому их воспитание, которое, лишенное хорошего образования и цивилизованного поведения, чиновниками считается подходящим для государства и управления, которое народ терпеть бы не стал, зная что-либо о гражданских правах, хорошем правлении и Боге. Потому цари пресекают любые методы улучшения образования и опасаются всего иноземного, что может изменить их традиции. Действия эти могли бы быть прощены, если бы не отражались так на умах людей. Когда народ созерцает, как грубо и жёстко ведут себя с ними должностные лица и начальники, то обращаются друг с другом с подобной жестокостью, особенно с подчиненными. Потому нижайший и беднейший крестьянин, как тут называют простолюдинов, унижает себя, ползая перед вельможей, будто пёс, и лижет пыль с его башмаков, становится таким же тираном, как только превышает другого. Человеческая жизнь тут не удостоена вниманием. Иногда людей здесь грабят поздно ночью на улицах их собственных городов, но ни одна живая душа не выйдет из дома, чтобы помочь, сколько бы ни раздавался плачь. Я не собираюсь рассказывать о жутких преступлениях и других жестокостях, совершаемых россиянами. В одно поверить трудно: все эти вещи совершаются людьми, особенно теми, кто зовет себя христианами.

Количество бродяг и нищих не имеет числа, все они претерпевают такой голод и нужду, что попрошайничают отчаянно и неистово. “Подай и зарежь меня, подай и убей меня”, — говорят они. Не составит труда догадаться, как ведут они себя с иностранцами, когда так противоестественны и грубы по отношению к собственным же людям. Можно сказать, что в этой стране преобладают жестокость и несдержанность. Про последнюю, я даже отказываюсь говорить, так как она настолько мерзкая, что трудно подобрать нужные слова. Подобнее не удивительно в отсутствии законов, пресекающих блуд, прелюбодеяние и другие грехи.

Насчет верности собственному слову, то россияне считают его ничем, а если могут что-то с того сыскать, то врут и нарушают обещания. По правде говоря, любому, кто торговал с ними, известно, что все россияне, от мала до велика, кроме, быть может, некоторых, ни в чем никому не верят, но и сами не скажут того, на что можно было бы положиться. Такая черта делает их весьма гаденькими, в глазах остальных соседей, особенно татар, которые считают себя более честными, по сравнению с россиянами. Все, кто полемизировал о состоянии дел этих двух народов, считают ненависть к российскому правительству и образу жизни, основной причиной язычества татар и их неприязни к христианской вере.

Другие репринты

Другие рассказы, иллюстрированы Андрием Ермолэнко

Купить книгу “Как постичь Россию”:

Подпишись на The Arc!

Подпишись на The Arc сегодня и получи первые три хороших рассказа с регулярным ежемесячным пополнением.

БОЛЬШЕ С ВЫПУСКА №3:

Mapping Russia’s Devolution

The rupture of the Russian Federation will be the third phase of imperial collapse following the unravelling of the Soviet bloc and the disintegration of the Soviet Union in the early 1990s…